Навигация по сайту

Авторская песня в МПГУ

 

МГПИ им.В.И.Ленина (название МПГУ до 1991 г.) закончили многие выдающиеся деятели литературы и искусства, которых принято называть шестидесятниками. Это авторы-исполнители Ю.Визбор, А.Якушева, Ю.Ким, Б.Вахнюк, С.Богдасарова, В.Егоров, В.Долина, А.Васин, В.Олейников, Ю.Шмалько, В.Чернов, В.Бережков, Д.Белухин. Поэты Ю.Ряшенцев, И.Габай, Г.Гладкова, Т.Кузовлева, Е.Гилярова, А.Юдахин, А.Щуплов. Писатели Ю.Коваль, В.Коржиков, М.Харитонов, Ю.Дружников, В.Пьецух, С.Иванов, Л.Мезинов, М.Рощин. Режиссеры П.Фоменко, Г.Бабушкин, В.Македонский, Э.Херсонский. Журналисты В.Дворцов, М.Кусургашев. Актеры В.Красновский, Л.Барашков, редактор киножурнала «Фитиль» А.Тараскин и многие другие.

 

Лучше всего начинать знакомство с историей МГПИ во время экскурсии по главному корпусу на Пироговке. «Если прийти в институт и взбежать на самый третий этаж, то можно с этого этажа упасть, замерев, – высота ж!» – написал студент Юлий Ким. Мальчишеский азарт привел к тому, что однажды он прошел по перилам балкона третьего этажа. Тогда Ю.Ким не знал, что этот «подвиг» совершил до него еще один выдающийся поэт, учившийся в МГПИ, – Николай Глазков. А мы со студентами все первое занятие по спецкурсу стоим у этих перил, разглядывая удивительный Главный зал и вспоминая были и легенды, которые хранит старинный дом на Пироговке. Совсем как в песне пятикурсницы Ады Якушевой: «А можно нам ватагой веселой на третий влезть этаж, а можно все квадратики пола оттуда сосчитать. Увидеть там, как стройные тени ложатся от колонн, и вспомнить под колоннами теми о том, что давно отошло…» Благодаря архитектору Соловьеву с любой точки балкона взгляду открывается классическая стройность колонн, балюстрад, лестниц.

Е.Дворцова вспоминает, что у них, вчерашних школьниц, институт с его огромным Главным залом и множеством людей поначалу рождал «немного вокзальное ощущение».

Знаменитая девятая аудитория. Мало кто из сегодняшних студентов знает ее исконное название – Ленинская, в память о вожде пролетариата, выступавшем здесь. «По двум сторонам от входа в центральную девятую аудиторию, – вспоминает В.Кабанов, – под пасмурным стеклянным сводом в наше время стояли монументальные гипсовые фигуры Ленина и Сталина (копии с известных работ скульптора С.Д.Меркурова, как пишет А.Ненароков – Н.Б.). В один из ноябрьских вечеров 1961 года (недавно прошел XXII съезд компартии) мы, как обычно, разошлись по домам, а наутро следующего дня, воротившись в родной институт, увидали, что Сталина нет (как будто б и не было!), а Ленин чуть передвинулся к центру и стоит одинокий, загораживая спиной изящную нишу с широкой белой чашей и ниспадающей в нее струей воды из белой львиной пасти». В начале 90-х убрали и Ленина.

Под роскошной парадной лестницей проход в Малый зал, или Ротонду, бывший центральный вход, выходящий на Пироговку. С конца 60-х его называют Собачьей площадкой, или «Собачкой». По легенде, там привязывали своих собачек курсистки Высших женских курсов В 50-е здесь стояли столы для настольного тенниса и обычные столы, за которыми занимались и на которых клеили многолистовые номера стенгазеты «Словесник». Эту газету вывешивали потом при входе в Главный зал, и целый день около нее толпились студенты. Там печатались первые произведения Коржикова, Визбора, Кима, Коваля, позднее Егорова… А.Якушева вспоминает, как отдала в «Словесник» письмо Визбора из Кандалакши, где они с Красновским служили в армии. Об этом сообщили Визбору, который тут же отреагировал: «Не забудь это письмо опубликовать в «Правде»». Без всякой, впрочем, обиды – письмо не было сугубо личным.

Там, где сейчас профком, был деканат литфака. А профком и медкабинет находились под лестницей, ведущей к нынешнему деканату. В медкабинете царил медбрат Гарри. «Такое ощущение,вспоминает Б.Вахнюк, – что он родился небритым. Всегда черный! Но знал свое дело лучше всяких докторов. Приходишь к нему за справкой, он одним глазом глянет и сразу видит: врет человек, хочет отволынить от занятий или на самом деле болен».

«Кафедра физкультуры была там, где сейчас у вас книжный ларек. Там в маленькой комнате всегда сидел преподаватель физкультуры профессор Динерштейн. Перед ним стояла бронзовая фигурка нагой девушки, которую он нежно гладил». (Ю.Ряшенцев)

Там, где сегодня бухгалтерия, был спортзал. Потолки в нем были низкие, и волейболисты МГПИ выработали особый – над самой сеткой – пас, который не могли принять спортсмены их других вузов.

А раздевалки были на верхней площадке средней лестницы, что напротив входа в Главный зал. Ю.Ряшенцев вспоминает, как во время танцевальных вечеров какого-нибудь факультета мимо нарядных пар фланировали из раздевалки на тренировку люди в спортивных трусах.

На первом этаже, там, где сейчас кассы, была комнатка ДОСААФа. В конце лестницы, ведущей наверх от буфета, в небольшой комнате заседало литобъединение, а потом размещалась редакция «Ленинца».

 

Богатырева Н.Ю.

Поэты и прозаики-шестидесятники – выпускники МГПИ (МПГУ)